Биография

Мишне Тора или Яд Хазака — первый полный кодекс еврейского закона, написанный Маймонидом (Рамбам). Составители Талмуда намеренно не упорядочили его по темам, поскольку  считали своей главной задачей привести наиболее полное галахическое обсуждение каждой проблемы. Поэтому уже через несколько поколений большинство изучающих Талмуд  нуждалось в путеводителе.
Рамбам поставил перед собой задачу написать такой путеводитель. Он упорядочил обсуждаемые темы, сведя в одно место рассуждения, которые в Гемаре зачастую разбросаны по  разным трактатам. Кроме того, он опустил те мнения, которые отвергаются в ходе талмудической дискуссии.
Названия книги.
В предисловии к «Мишне Тора» Рамбам пишет: Я назвал эту книгу Мишне Тора (Повторение Торы), предполагая, что всякий человек, усвоив сначала Письменное учение, будет в состоянии немедленно приступить к изучению  этого свода, по которому он изучит Устное учение, так, что ему не придется читать никакой другой книги между ними.
То есть еврею, изучающему законы по его книге, не придётся обращаться к другим источникам, так как перед ним будет вся Устная Тора вместе с установлениями наших  мудрецов и изложением обычаев со времен Моисея и до завершения Гемары.
«Мишне Тора» состоит из 14 книг. В иврите число 14 пишется при помощи букв «йуд» и «далет», образующих слово «яд» — «рука». Кроме того, словосочетание «яд хазака»  упоминается в последнем стихе последней из книг Пятикнижия — Второзакония:
«И по всем могучим деяниям  «яд хазака» , и по всем страшным свершениям, которые совершил Моше на глазах у всего Израиля (Втор. 34:12)»

Причины написания книги.
Рамбам перечисляет ряд мотивов, побудивших его написать эту книгу: 1) внешне-исторические мотивы, связанные с конкретными условиями времени; 2) системно-имманентные  мотивы, вызванные различными нуждами в области правовых отношений; 3) мотивы интеллектуально-духовного плана, вызванные нуждами в образовании и интеллектуальными  задачами.
1) Рамбам обосновывает написание своего правового кодекса грустными обстоятельствами своей эпохи и условиями жизни современного ему общества. Мрачные мысли обуревают  читателя вступления к «Мишне Тора»: И в это время большие невзгоды охватили нас, и утратили мы мудрость мудрецов наших… Поэтому объяснения галахот, которыми довольствовались наши гаоним. и которые  некогда казались вполне понятными, требуют сегодня разъяснения, и лишь немногие из них понятны каждому (без разъяснений). И уже не достаточно привести закон,
установленный в Вавилонском или Иерусалимском (Талмуде), в «Сифра», «Сифри», «Тосефте», которые требуют от читателя обширных знаний, душевного целомудрия и умственного  напряжения. Только (вооружившись этими качествами) можно разобраться (в законах) позволяющих и запрещающих, а также в прочих законоположениях Торы… И потому я, Моше  бен-Маймон из Испании, заручившись поддержкой Всевышнего, благословен Он, вник во все эти книги и написал сочинение, цель которого — разъяснение их мудрости: всего,  что дозволено и не дозволено мудрецами нашими; что является скверной и что — чистое; а также прочие законы Торы. Все это (я изложил) языком ясным, кратким, чтобы вся  Устная Тора стала достоянием каждого.
Рамбам описывает, основываясь на определенной традиции, период раби Иегуды а-Насси, и объясняет причины, побудившие его великого предшественника написать «Мишну»:
Почему (написал Мишну) учитель наш святой, и не оставил все, как прежде? Ибо видел, что уменьшается число изучающих (Тору), и надвигается беда, и Римское царство  укрепляется и расширяется; а Израиль все дальше и дальше отодвигается к периферии…
Разрушение государственности, нарушение спокойствия Израиля, социальная нестабильность и непосильная борьба с разрушительными силами, — все это ведет к падению  культуры, оскудению душевных сил, — и, с другой стороны, является вызовом для сильных духом этого поколения, призванных Богом остановить процесс разрушения. Возможно,  что параллель повлияла на Рамбама, который видел признаки сходства между двумя эпохами.
2) Во вступлении к «Книге заповедей», мы находим обоснование разработанной Рамбамом системы его «Мишне Тора», которое отличается от аргументации внешнеисторических  мотивов, изложенной непосредственно во вступлении к этой книге и в письме раби Пинхасу а-Даяну. В «Книге заповедей» просто и точно рассказывает о своих больших планах:  его цель — написать сочинение в стиле «Мишны», в которое войдут все законоположения Торы без ссылок на первоисточники и дискуссии между мудрецами по поводу того или  иного закона. В этом вступлении Рамбам даже не упоминает о насущной необходимости такого сочинения в свете исторических обстоятельств. В послании раби Йосефу Бен-  Иегуде автор патетически заявляет:
Знай, что не для того я писал это сочинение, чтобы возвеличиться в Израиле или чтобы прославиться в мире; …а для того чтобы освободить читателя от трудоемкого поиска  галахот… ибо увидел я, что нет у народа полной книги, охватывающей (весь комплекс еврейского права)…

Цель написания этой работы выражена в совершенно ясном заявлении Рамбама в предисловии к «Мишне Тора»: чтобы каждый человек, …смог принять решение, имея уже готовую hалаху, без того, чтобы чрезмерно утруждаться отсеиванием выводов из Гемары, или даже слов геоним,  которые не все находились на одном и том же уровне, когда один говорит «так и так», а другой — «этак»…
3)Первичным толчком к написанию этой книги была ревность рабейну за Всевышнего и Его народ: возможно ли, что у народа Торы нет книги, которая охватывала бы все законы  и постановления, которыми он обязан руководствоваться, в упорядоченной форме, на простом и понятном для каждого читателя языке! В то время как все эти законы,
постановления и указания разбросаны по множеству различных книг, в виде вкраплений внутри ученых споров, без ясного различения — что принято в качестве закона, а что  отвергнуто. как он написал в письме своему ученику р. Йосефу бен Йехуде:
«И возревновал я ревностью великой за Бога, увидев, что нет у народа полной книги, охватывающей (весь комплекс еврейского права), и нет (книги, раскрывающей) истинные  и точные сведения (в этой области)»
«Возревновал ревностью за Бога» не только потому, что чувствовал острую необходимость в книге законов и установлении, но и потому, что видел насущную задачу заполнить  другую пустоту: порядок галахот, связанных с верой. В условиях, когда нет (в народе) пророческого видения, нет глубоких знаний и четкого понимания (духовного  наследия), — простой свод галахот может оказаться несостоятельным. Слова Рамбама в начале Послания о воскрешении мертвых проникают в саму суть проблемы «…и уповайте на то, что будут (в народе) мудрецы или гаоним — называй их, как хочешь, — которые возведут законы на талмудической основе… и не пренебрегут познанием  Всевышнего».

Значение «Мишне Тора».
Все свободное время, дни и ночи, на протяжении десяти лет раби Моше бен Маймон (Рамбам) отдавал титанической работе над книгой «Мишне Тора». В ней он систематизировал  всю алаху, все законы, которые евреи обязаны были выполнять в дни Храма и в наши дни, будь то законы Торы или установления мудрецов. Книга написана на иврите, полном  силы и выразительности.
В качестве введения к «Мишне Торе» Рамбам написал «Сефер а-Мицвот» — Книгу Заповедей, в которой дал краткие разъяснения всех 613 заповедей. Сефер а-Мицвот написана на  арабском языке и переведена на иврит значительно позднее.
Рамбам опустил второстепенные, на его взгляд, споры вокруг того или иного закона, сократил материал, опустив длинноты в пояснениях и места, чрезмерно нагроможденные  свидетельствами и доказательствами… Однако все тексты, касающиеся принципиальных комментариев к закону, а также имеющие учебно-воспитательное значение, полностью вошли  в книгу. Автор «Мишне Тора» — не только законодатель, но и комментатор; не только судья, но и учитель…
«Мишне Тора» и поныне считается одной из основных галахических книг. Все в ней настолько взвешено и подсчитано, что невозможно найти лишнее слово или добавить новое. Вся последующая галахическая литература сложилась под сильнейшим влиянием Рамбама.
В «Мишне Тора» нет ни имен, ни споров, ни аргументов. Она просто дает алахические постановления в каждом индивидуальном случае. Она написана на прекрасном иврите очень  доступным языком, и разделена на различные разделы так, чтобы любой мог легко находить нужное место. Эта книга включает в себя не только законы, необходимые в  настоящее время, но она также охватывает, законы, действующие во время существования Иерусалимского Храма. Все в книге построено в очень логическом порядке. Она
основана не только на Вавилонском, но также и на Иерусалимском Талмуде, Барайте, Тосефте, Сифри, Сифро, Мехилта, а также на всех важных комментариях и постановлениях  эпохи гаонов предыдущих поколений. Он часто полагается на Рифа в принятии окончательного решения. При изучении Талмуда одну и ту же тему можно найти в десятках разных  мест. Гений Рамбама должен был собрать все в логическом и систематическом порядке, и решить, какому мнению следовать, так, чтобы все было понятно без того, чтобы
обращаться к первоначальным источникам.
Несмотря на то, что Рамбам создал общепризнанный уникальный шедевр огромного для иудаизма значения, он не достиг главной задачи — прекратить споры и дать окончательый  кодекс. Сама книга «Мишна Тора» породила множество толкований и споров, кроме того, более поздняя галаха далеко не всегда идёт по Рамбаму.

Комментаторы «Мишне Тора».
Уже вскоре после появления книга вызвала огромный интерес о всему еврейскому миру и вызвала как похвалу, так и критику, особенно в силу того, что там не были указаны  источники и не так просто было понять, как именно Рамбам сложил все запутанные страницы талмудических дискуссий в прозрачный и последовательный текст. Сам Маймонид  описывает, как к нему прибыл один судья с книгой, и задал автору вопрос по поводу одного закона об убийце, к которому не удаётся найти источник. Сам Рамбам тоже не
смог к своему смущению найти источник. Но когда посетитель ушёл, Рамбам вспомнил и послал за ним вдогонку. Оказалось, что источник находится совсем не в том трактате,  как можно было бы ожидать, поэтому его трудно найти. Посетитель ушёл совершенно поражённый.
Весной 1984 года Любавический Ребе М.-М. Шнеерсон предписал своим последователям ежедневно изучать по три или хотя бы по одной главе из Мишне Тора (дополнительный,  «щадящий» вариант — ежедневное изучение «Книги заповедей» Рамбама, краткого обзора всех заповедей Торы). Причем, речь шла об изучении «Мишне Тора» не по индивидуальным  программам, а непременно по единой. Ибо одной из целей, которые, по его собственным словам, преследовал Ребе, выступая с данной инициативой, было достижение ситуации,  когда все евреи (или хотя бы как можно большее их число) каждый день изучают одни и те же главы труда, в котором собраны все законы Торы.
При молодёжной организации хасидов ХАБАДа был создан особый штаб, который занимается составлением и распространением графиков изучения глав на каждый день года,  печатных и электронных пособий в помощь участникам проекта и организация торжественных съездов (т. н.»сиюмов»), в честь завершения каждого цикла. В конце мая 2009 года в рамках этого проекта начался новый, 10-й цикл изучения «Мишне Тора» по одной главе в день и 28-й — по три главе в день.
В проекте ежедневного изучения «Мишне Тора» принимают участие, по самым скромным оценкам, многие десятки тысяч евреев, представляющих все круги религиозного еврейства.  Почти невозможно найти авторитетного раввина современности, который не поддержал бы проект и не принял бы посильного участия в нём и в его популяризации.

Биография - Мишне Тора